я и мой брат идиот
- Этика? Это всегда неудобно.


Название: I was dreaming of homecoming.
Жанр: размышления, фантастика, космос
Фэндом: по нашей игре "Феерический трип в вакууме"
Место действия: какой-то город в Америке
Редакция: Darth Junk
Примечание: написано по заказу Darth Junk - "что-то про Бекера"




Я так мечтал вернуться домой. Все эти долбанные последние два года я так мечтал вернуться домой. Прийти к тебе под Рождество, ненавязчиво позвонить в дверь, увидеть, как радостно расширятся твои глаза и грубоватым голосом героя проговорить «с Рождеством, милая». Потом заключить тебя в объятья и все праздники провести с тобой, не вылезая из нашей кровати, той самой, что мы купили вместе, перед началом войны, она удобная, не такая, как эта койка в казарме, пусть и космической. А потом ты бы испекла мой любимый яблочный пирог с корицей, и я бы любил тебя, а ты бы улыбалась мне. И в один из вечеров я бы предложил тебе стать моей женой, моей идеальной женой, которая дождалась своего героя с фронта. И нашим детям было бы чем гордиться своими родителями – эталоном храбрости и верности. Я бы им рассказывал истории о космосе, о том, как я, капитан объединенных военно-воздушных космических сил планеты Земля солнечной системы, входящей в состав галактики Млечный Путь – сражался за наше будущее, бесстрашно истребляя космических захватчиков. Как наша эскадра произвела фурор на все космическое содружество. Что не смотря на то, что наша техника не так развита, как у них, но наша храбрость и доблесть, бесстрашие и сознательное самопожертвование страшнее любого оружия массового поражения. Как нам вручали медали, как наши имена, имена героев звучали в доме каждого существа, которого мы защищали ценой своей жизни. Я много мечтал об этом, каждый мой сон был о возвращении домой. В наш дом. И знаешь, Сьюзи, я никак не мог ожидать, что встречу на пороге улыбающегося Томаса, в домашней одежде, и как к его ноге прижималась девочка, безумно похожая на тебя.
- О, ты вернулся, Джек, - воскликнул мне в лицо Томас.
- А я должен был сдохнуть? – угрюмо спросил я, все сильнее сжимая в руках букет роз, что вез тебе с самого Вашингтона.
- О, нет, что ты! Зайдешь? – он говорил так, как будто не украл любовь всей моей жизни, как будто не приглашал меня войти в собственный дом.
- Нет, - вполне логично ответил я, выкидывая букет и краем глаза замечая тебя в окне.
- Джек! - о, ты удивлена, милая? Какого черта? Вы реально думали, что я не вернусь? – Постой!
- Иди к черту, Сью! Живи своей жизнью, извини за беспокойство!
- Спокойней, Джек, - это он мне еще говорит спокойней?
- Да ты меня раздраженным и не видел! – молчание не входит в мои привычки. Спокойней, червяк, не нарывайся, то, что я невысок, не дает тебе права думать, что я не опасен!
- Да, пойми, она не могла ждать десять лет! – мой кулак, врезавшись в твой нос и с хрустом ломая его, как бы ненавязчиво говорит, отвали и не трогай меня! А нога под ребра намекает на то, что ты жалкий офисный червь, отсидевшийся на Земле из-за связей своего папаши. Неужели ты думал, что я это просто так оставлю? – спрашивает мой второй кулак, врезаясь в твой затылок, когда ты пытаешься встать.
- Прекрати! – почти над ухом орет Сьюзан.
- Нет, это ты прекрати! – ору в ответ я, отталкивая ее. - Хватит! Ты писала, что ждешь меня, что желаешь моего возвращения! Ты должна была написать, что нашла другого! Что у вас семья, дети! И что значит «заходи»? Как ты себе это представляла? Что я вас поздравлю, оставлю все вот так и пожелаю счастья в жизни? Ты меня не знаешь? Или я не писал, что люблю тебя больше жизни?
- Но, Джек!
- Никаких «но»! Ты – дура, Сьюзан, чтобы не сказать грубее, просто дура. И я желаю вам счастья!
Кажется, снег усилился, мне стало все равно, я знал куда шел и надеялся, что хоть в том месте ничего не изменилось.

Мой любимый бар остался прежним, и я был этому очень рад, в кармане завалялись сто долларов, которые я не успел перевести на карточку, а значит, можно было подумать, что я их потерял, а посему пропить.
- Бекер? Бекер! Ты ли это, Бекер?!
- Я, черт побери, да – это я! Не ори, Стив! – я уже прогонял третью кружку пива, и в голове становилось легко и снежно, как на улице. - В этом городе что - все ожидали, что я сдохну? Какие вы противные!
- Ты что, брат? Издеваешься? Да мы с парнями даже в церковь ходили, чтобы за тебя свечку зажигать, и просили пастыря молиться. Как я рад, что ты жив!
- Спасибо, брат, - я наконец посмотрел на него. За эти десять лет Стив значительно возмужал, и он явно больше не смущался своей инвалидной коляски. Черт побери, Стив, да будь я бабой, то отдался бы тебе, ты стал крутым, и это радует.
- Слушай, Бекер, неучтиво с моей стороны, но ты про Сьюзи слышал?
- Скажу больше, Стив, я даже видел, - финальный глоток, вечер только начинался, потому я не повременил заказать еще пива.
- Да, дела. Дин чуть не убил его за это, он даже в обезьянник попал на пятнадцать суток. Хорошо, что не дальше. Офицер Лоу не позволил, он-то тебя уважает, потому прикрыл дело так.
- Ясно, спасибо, ребят.
- Спасибо, ребята? – снова крик у уха, орал вошедший в бар Дин. - Да ты совсем охренел, капитан звездного десанта Джек Бекер!
- Есть с чего охренеть! – уже с улыбкой ответил я. Да, друзья значительно поднимали упавшее до уровня пола настроение.
- Дай я тебя обниму!
И Дин сгреб меня в объятья, и, несмотря на то, что почти половина его тела была протезом, если так можно было выразиться, объятья были теплыми. Я похлопал его по спине. Дин тоже служил во флоте, но через шесть лет он вышел из игры из-за сильного повреждения. Его порвало как будто после пропуска через мясорубку, спасением оказались инопланетные врачи, которые собирали парня по кусочкам, и вот результат, почти цел и почти невредим – главное функционирует и все еще с нами!
- Что делать будешь, Джек? – он присел рядом на стул.
- Ну, для начала напьюсь, а потом посмотрим. Наверное, вернусь во флот. Как раз наша космическая база собирается присоединиться к команде зачистки дальних секторов. Потом найду себе какую-нибудь инопланетянку и заделаю с ней детишек, буду работать на флот и не знать горя, – кривая рожа Дина заставила меня поинтересоваться. - А что?
- Да ничего. Мне, собственно, плевать, что ты там будешь делать дальше, Бекер. Я про Рождество!
- Ах, этот светлый семейный праздник. Так сказал же – напьюсь!
- Слушай, у меня идея получше будет. Ты едешь с нами! Арти устраивает вечеринку, там все наши: алкоголь, девочки, гуляем трое суток. Сауна, бильярд, карты. Будем в частном доме, все как надо. И еще одно, пока ты не ответил. Отказы не принимаются!
- Да какой дурак откажется же?! Конечно, я за!
- Да, кто тебя знает, Бекер, кто тебя знает.
Те трое суток я и под дулом пистолета не вспомню, учитывая, что они растянулись на целую неделю, если не дольше. Потом я вернулся в Вашингтон, подал заявление на поступление в состав команды зачистки и, естественно, меня приняли. На Земле, несмотря на парней, мне делать больше нечего. Потому, что у них через год появились семьи, больше не будет возможностей так погулять, им это больше не надо будет. А делать мне тут откровенно нечего.